Нас уже 7397 человек!
  Мои статьи   Настройки статей   Обзор Статей  
Категория: Все Статьи >> Рассказы

резиновая пони
?Чувственная женщина, одетая в сияющий красный латекс, вошла в комнату, окинула взглядом манящее женское тело, запакованное в черную резину с головы до пят, что свернулось во сне на кровати, затем прошла к окнам и потянула чёрные резиновые шторы, избирательно пропускающие яркий солнечный свет.
– Вставай и сияй, Линда. Это замечательный день! Мать-настоятельница решила, что ты должна провести этот день в стойлах для шлюшек-пони в качестве епитимии для такой беспечной резиновой бесстыдницы, как ты!
Девушка на кровати открыла глаза и уставилась на облачённого в красный латекс человека перед собой.
– Мм-м… где я?
Хотя до того обращались непосредственно ко ней, она была в замешательстве.
– Кто вы? – спросила она. – И почему на мне эти… этот чёрный резиновый костюм и шлем?
– Линда уже забыла? – воскликнула странная леди, затянутая в красный латекс. – Ты – в женском монастыре резины и латекса, проходишь полный срок епитимии в ордене резиновых сестёр-бесстыдниц нашей Латексной матери-настоятельницы! Это твоя тетушка Урсула поместила тебя сюда вчера, чтобы мы помогли ей научить тебя уважать чужую собственность. Меня зовут сестра Сабрина! Вчерашней ночью мы привели в порядок твоё бессознательное тело и подготовили всё необходимое, чтобы воспитать тебя должным образом, затем запечатали в черный латексный комбинезон кающейся резиновой шлюшки на весь период твоей службы здесь. Ты наверное заметила, что у тебя есть застёжки возле соответствующих отверстий, но ты не можешь снять свой новый черный облегающий резиновый костюм, пока не проведёшь у нас несколько месяцев, да и то – только если ты докажешь своим поведением, что ты по-настоящему раскаявшаяся резиновая блудница!
Тут сестра Сабрина злобно усмехнулась и продолжила:
– Правда такова, Линда: твоя тётя Урсула рассказала нам, что ты утащила её латексный костюм для игры и вытворяла сексуальные непристойности с её жеребцами – шотландским пони и немецким шепардом, а затем отягчила свою вину, когда нанесла ей ущерб, оставив их измотанными. А после ты пыталась украсть тот самый резиновый костюмчик ещё раз, чтобы развлечься групповухой с мужиками в местном баре! Твоя тётушка Урсула застукала тебя в «Flagerante Delecto» с тремя парнями, которые имели тебя во все дырочки, и решила, что с неё хватит! Она связала тебя, усыпила снотворным и доставила – с соответствующими инструкциями – к латексной Матери-настоятельнице, чтобы проучить тебя, как кающаюся резиновую неряшку! Ты станешь резиновой шлюшкой-пони, и будешь исполнять полную сексуальную епитимию для отпущения грехов!
– Вот дерьмо! Я-то думала, что это был сон, необычный, вплоть до мокрой киски, но приятный... – пробормотала Линда и как раз в этот миг повернула голову настолько, чтоб увидеть затянутую в синий латекс рабыню – совсем ещё девочку, ставившую поднос на угол стола. Тогда она протянула руку и коснулась своего лица. Оно также было резиновым! Было забавно ощущать его на ощупь – обычно, когда она надевала маску, для неё это всегда было очевидно: она её чувствовала на лице. Линда погладила щёку и тронула рукой глаза: на каждом имелась прозрачная линза, но виделось всё ясно, до мельчайших подробностей.
«Это какая-то невероятная маска, совершенная в каждой детали… А мои волосы! – подумала она, – Что с моими волосами?»
Линда потянулась и ощупала голову, но почувствовала только гладкую округлость черепа, – она не смогла нащупать никаких волос под каучуком! Также оказалось, что сзади не имелось никакой застёжки-молнии! Её голова была заключена в цельную резиновую оболочку!
– Где мои волосы, сестра Сабрина? – спросила она со слезами в голосе. – Мои красивые длинные тёмные волосы? Что Вы сделали с ними?!
Сестра Сабрина посмотрела ей в глаза.
– Когда тебя заключали в этот резиновый костюм, Линда, я заодно обрила тебе голову так гладко, чтобы маска и шлем сидели как можно лучше. После я заклеила маску. Это подогнано так идеально потому, что тебя запечатали в чёрный каучук в обтяжку на весь срок твоей епитимии! Ты его вообще не можешь снять!
Тут сестра Сабрина пошла было к двери, но обернулась и указала на поднос:
– Итак, Линда, вот завтрак для тебя, наслаждайся, я вернусь за тобой через час! Будь вымытой и готовой. Иначе отведаешь кнута!
Тут она потянула за поводок от ошейника синей резиновой девочки-рабыни и вышла из камеры Линды, таща за собой маленькую прислужницу, семенящую на цыпочках в своих рабских балетных туфельках на остреньких носках и высоченных каблуках.
Спустя ровно час откуда-то снаружи послышался скрип двери, затем Линда услышала латексную сестру, точней её шаги в тяжёлых высоких чёрных ботинках, доносящиеся из коридора. Дверь распахнулась, и вошла сестра Сабрина, неся на подносе длинную привязь и некоторые другие вещи, которые Линда не смогла опознать. «Как, ты ещё не готова? – скомандовала сестра Сабрина. – Подойди и протяни руки!» Линда повиновалась немедленно, без сопротивления, будто во сне – протянула свои облитые латексными перчатками руки, мимоходом задаваясь вопросом, что ещё такого можно с ними сделать, чтобы быть затянутой ещё сильнее?
(Линда не знала, что в завтрак был подмешан галлюциноген, способный заставить любую женщину охотно подчиниться приказу – встать на колени, нагнуться, чтобы быть взятой сзади... Под этим наркотиком она способна была думать лишь о члене подлиннее, думать до последнего, даже до момента, пока не оказалась бы зарезанной, распотрошенной и на пути к яме для барбекю, лишь тогда сообразив, что это «слишком» уж последнее, ибо она значилась «Бесстыжей грешницей»… в меню обеда!!! Хотя... это совсем другая история… :-)
Сестра Сабрина натянула тугие рукавицы толстой черной резины поверх и так уже обтянутых каучуком рук Линды и закрепила их на её запястьях толстыми широкими манжетами из кожи. Линда не заметила, что рукавицы были усилены резиновыми полосками на большом пальце и на остальных со стороны ладони. Затем сестра Сабрина стянула Линде руки у неё за спиной и скрепила запястья вместе, используя кожаные наручники, – немного похожими на обычный бандаж. После этого она туго затянула на изящной шейке девушки ошейник с поводоком и, поскольку та немного расхныкалась, приказала замолкнуть и повиноваться командам сестры Моники, которая как раз сейчас входила в камеру.
Сестра Моника потянула за поводок и повела Линду через заднюю часть замка. Всюду, куда Линда ни смотрела, всё, что она могла видеть, было из резины и латекса различных цветов, – чёрные резиновые шторы, синие латексные кровати, красные, обитые резиной залы... Это и вправду был женский монастырь каучука и резины. Вскоре Линду вывели из дверей на яркий свет и повели через двор к стойлам пони-шлюх. Она увидела конюшни и несколько всамделишных прекрасных лошадей, пасущихся вокруг. Почему-то в этот момент Линда подумала, – или это наркотик привёл её в такое настроение, – что ей предстоит поездка на лошади. Линда не ездила на лошадях в течение многих лет, но думала, что предстоящая поездка так или иначе должна быть очень забавной. Тотчас же она почувствовала рывок за шею, когда сестра Моника привязывала её повод к загородке в стойлах. Сестра Моника ухватила Линду за голову, разжала ей челюсти и широко их раздвинула, вкладывая резиновые удила ей меж зубов, и затянула ремни, закрепив их сзади на шлеме. Линда пыталась протестовать сквозь заткнутый рот, но никто не обратил внимания на её нечленораздельные звуки, поскольку из-за удил слова стали похожи скорей на лошадиное фырканье, а не на человеческий голос. «Однако!», – успела подумать она, и тут внезапно всё вокруг стало очень тёмным. В ноздри просочился сильный запах каучука, и Линда поняла, что кто-то одел на неё ещё одну латексную маску поверх её и без того затянутой в каучук головы! В этой второй маске линзы были коричневыми, так что взгляд её стал теперь очень замутнённым. Широкий кожаный ремень был туго обёрнут вокруг шеи Линды, а её талия была затянута в очень тугой пояс корсажа и лифа. Линда могла только слышать быстрое щелканье застёжек, когда сестра Моника утягивала её в корсет, и была вынуждена выдохнуть весь воздух, так сильно лиф сдавил её талию! Линда задыхалась от нехватки воздуха и еле смогла выровнять дыхание, поскольку была должна наполнить воздухом схваченные резиной груди, чтоб хоть как-то подогнать этот адски тугущий лифчик! И тут (как будто всего этого было недостаточно) Линда почувствовала, как кто-то ухватил её правую ногу и стянул с неё высокий ботинок на каблуке. Чёрный каучук обтянул ногу Линды, когда её обули в обувь, напоминающую лошадиное копыто. Тогда и левая её нога была поднята, ботинок снят, и также заменён «лошадиным копытом». Эти тесные, идеально подогнанные ботинки приподняли Линде пятки стальными пружинами арочных супинаторов, вынуждая её с трудом удерживать равновесие, балансируя на кончиках пальцев.
Линда всё ещё пребывала в ошеломлении от неожиданности, действия лекарств и шока! Теперь она была полностью связана, обтянута и зашнурована и всецело зависела от чужого милосердия! Да, кое-что пошло не так в её первоначальном плане насчёт поездки на лошадке... Сестра Моника затянула и подогнала все ремни на обтянутом каучуком теле Линды и только после этого отвязала привязь от стойла, дёрнула за поводок, идущий к шее Линды, и повела её дальше. Линда чувствовала, как её тянут вперёд за шею, и прилагала все силы, чтобы только удержать подобие баланса в своих новых сверхъестественных ботинках пони. «Что же это за обувь такая? – думала Линда. – Она удерживает ноги в такой ограниченной позе, что вынуждает меня идти на носочках, на самых кончиках, только чтобы не упасть!»
Наконец Линда снова услышала голос, принадлежащий сестре Сабрине:
– Очень хорошо, моя дорогая любительница лошадок. Я предполагаю, ты ожидала не этого, не так ли? Мы позволяем нашим резиновым развратницам входить в стойла, только если они соответствующим образом одеты .
«Что она под этим подразумевает? – задалась вопросом Линда. – О чём, чёрт возьми, сестра Сабрина вообще говорит?»
Она всё ещё пробовала разгадать, что всё это могло бы означать, когда вдруг почувствовала, что её привели в стойла пони-шлюх. Несомненно это были они! – воздух внутри был значительно теплее и напитан возбуждающими запахами резины и женского пота. Внешнаяя маска была снята с Линды без всякого предупреждения; некоторое время девушка беспомощно моргала в ярком свете больших ламп, потом увидела перед собою стойла для лошадей. Но самым странным было то, что в клетушках находились несколько обтянутых блестящим чёрным латексом женских тел, напоминающие своим видом лошадок! Она инстинктивно понимала, что это были вовсе никакие не лошадки: переведя дыхание, Линда достаточно пришла в себя, чтобы понять, что в каждое стойло водворена затянутая в каучук «пони-девка», и все они взнузданы таким же образом, как Линда! Она с трудом могла оторвать взор от этой невероятной картины! Линда пробовала отворачиваться, отводить взгляд, но сестра Моника толкала её в спину, чуть натягивая поводок ошейника, заставляя прогибаться, и смеялась, объясняя, кем Линда должна стать;
– Глупая резиновая дурочка! – смеялась сестра Моника. – Ты преобразована и будешь обучена, чтоб использоваться как резиновая пони-шлюшка! Ты будешь исполнять все желания богатых клиентов в стойлах пони-шлюх, чтобы помогать нам содержать наш резиновый женский монастырь, открытый специально для воспитания вас, нераскаявшихся резиновых блудниц. Ты научишься повиноваться старшим и будешь вести себя так, как надлежит себя вести резиновой пони-шлюхе, когда от неё требуется удовлетворить любые сексуальные прихоти!
Линда была потрясена жестоким смехом и словами сестры Моники, порывалась закричать, но всё, что она могла, это мычать и пускать слюни через удила, что делало звук похожим на тихое лошадиное ржание. Если раньше ей хотелось думать, что это только дурной сон (она даже хотела пробудиться), то теперь всё это казалось ей чересчур настоящим! Линда посмотрела вниз, на себя и заметила, что она и в самом деле, подобно любой другой «резиновой пони-шлюшке», как их назвала сестра Моника, обута в чёрные резиновые ботинки, которые вовсе не имели пятки и вместо этого были оснащены высоким арочным подъёмом и круглым носком, делавшим ногу похожим на копыто настоящей лошади. Краем глаза, сквозь маску она заметила, что две сестры приближаются к ней с каким-то снаряжением из каучука. Уздечку с Линды сняли, но долго радоваться ей не пришлось, поскольку сильные руки немедленно натянули ей на голову новую резиновую маску. Линда испугалась, что она опять будет неспособна видеть, но сестра Сабрина уже объясняла ей командным тоном:
– Это специальная маска. Она сделана так, что имитирует голову реальной лошади и имеет реалистичные пластмассовые окуляры и ноздри. Ноздри – единственные отверстия, через которые может поступать воздух, так что убедись, что держишь голову в правильном положении, шлюха-пони Линда!
Линда подвигала головой, пока не почувствовала, что две короткие резиновые трубочки вошли ей в ноздри. Дышать сразу стало легче. Почувствовав наличие ещё одного отверстия – напротив рта, Линда была удивлена, но решила, что это не случайно.
– Наша новенькая резиновая шлюшка-поняшка конечно не собирается быть упрямой? – насмешливо произнесла сестра Сабрина. – Конечно, нет смысла артачиться, шлюха-пони Линда; потому что ты можешь сопротивляться изо всех сил, но мы, твои тренеры, всё равно научим тебя повиновению!
Тут сестра Сабрина обхватила Линду за голову и снова заставила её открыть рот; в то время как другая латексная сестра протолкнула в рот пони-шлюхи надувной резиновый шарик. Резиновый надувной кляп, пока ещё маленький, с чуть слышным «шлёп» легко проскользнул сквозь её всё ещё вызывающе сжатые зубы. Зашипел воздух, и Линда почувствовала, что шар раздувается у неё во рту, делая невозможными любые попытки вытолкнуть его прочь! Через тонированные участки окуляров, которые, как предполагалось, были зрачками «лошадки», Линда могла видеть, как сестра Сабрина качает резиновой грушей кляп. Остановилась она, только когда щёки девушки заметно раздулись; насос отделили от шара, и Линда была теперь вынуждена была дышать только через свои новые лошадиные ноздри. Облегающая маска была украшена также шелковистой гривой с чёлкой и ушками навроде лошадиных, торчком стоящими на макушке головы. Всё вместе выглядело, наверное, очень ладно и красиво, Линда много бы дала, чтоб посмотреть сейчас на себя со стороны. Кто-то натянул ей шоры на глаза так, что Линда, хоть и не совсем ослепла, но поле зрения её отныне было строго ограничено. Линда была теперь «лошлюшкой» :-) – красивым резиновым гибридом шлюшки и лошадки; но для чего? И чем таким была на самом деле эта «резиновая шлюха-пони»? Линда должна была скоро это выяснить!
Линда покорно пошла, когда её, спотыкающуюся, повели под уздцы в свободное стойло. В то время, пока девушка задавалась вопросом, зачем она сюда водворена, Линда увидела, как в соседние стойла привели двух других подобных ей чёрных резиновых пони-шлюх, чьи руки сейчас развязывала та самая синяя латексная девочка-рабыня, чтоб затем сразу опять привязать их к станкам в ячейках. Линда тоже была привязана подобным образом к станку в середине своего стойла. На сей раз её сильно притянули вниз за шею, пока она не согнулась пополам так, что её спина сделалась горизонтальной! Линда пробовала изменить позицию, слегка согнув колени, но через мгновение её взмокшая, обтянутая резиной попка замерла в воздухе, поскольку хлыст для верховой езды оставил жгучую полоску на её уязвимых ягодицах. Её дыхание стало быстрым и тяжёлым, в результате став замечательно подобным храпу настоящей задыхающейся лошади – эффект, который мог возникнуть только в результате действия какого-то воздушного клапана, встроенного в лошадиную голову, в воздушные каналы, ведущие к ноздрям. Сестра Моника усмехнулась, приласкала её хлыстиком для верховой езды, потом воскликнула:
– Итак, Линда, ты теперь настоящая резиновая пони-шлюшка! Особая, худшая, форменная резиновая кобыла, которая будет покрыта нашими жеребцами и будет выполнять все сексуальные желания заплативших клиентов, как грязное развратное животное, как те, что выставлены в «Невольничьем Цирке» или на «Ферме пони-шлюшек»!
Линда попробовала ещё раз отодвинуться от стойки и была «вознаграждена» за свои бесполезные усилия ещё одной хлёсткой отметиной поперек её недвижного, обтянутого каучуком задика ударом ездового хлыста! Линда издала высокий визг, преобразованный маской в гулкое лошадиное ржание. «О мой Бог!! – подумала Линда с диким ужасом. – Меня собираются использовать как похотливое домашнее животное перед незнакомцами, латексные сёстры этого долбанного «резинового женского монастыря» собираются продавать мои услуги, будто я обычная уличная шлюха!»
Линда внезапно поняла, почему Сестра называла её «резиновой ШЛЮХОЙ-пони»! Она наконец узнала, что она была для них только плотью, рабыней, которой можно торговать и получать доход!
– Хорошо, – Мать-настоятельница отвернулась от неё и обратилась к зрителям. – Заплатившие гости, возлюбленные пони-шлюшки и мои сёстры во латексе! Теперь, когда мы наконец водворили последнюю шлюху-пони в её стойло и всё подготовили, позвольте начать наш показ сексуальных животных. Как вы можете видеть, мы подготовили трёх наших новых «кобылок» к вязке. Каждая шлюха-пони накрепко привязана в своём стойле, их отверстия для оплодотворения готовы и ожидают, когда их обслужат наши жеребцы. И не волнуйтесь по поводу любого громкого ржания от наших «кобыл», потому что рты этих резиновых пони-шлюх заткнуты кляпами. А теперь (только чтобы удостовериться, что ни один из жеребцов не войдёт в неправильное отверстие) мы запечатаем задний проход каждой резиновой шлюхи-пони, поскольку это для размножения уже лишнее!
Линда мгновенно всё поняла! Она хотела закричать, но вышеупомянутый шарик, заткнувший ей рот, низвёл её истеричный вопль к смешному фырканью! Линда, как и предполагалось, была той самой «кобылой», в то время как одна из черных резиновых «лошадей», которых она заметила ранее, очевидно, собиралась стать её «жеребцом!» А как любительница лошадей, Линда слишком хорошо знала, ЧТО жеребцы делали с кобылами!
Линда едва успела осознать всё это, когда последний приказ был приведён в действие! Скользкие пальцы коснулись её ягодиц, нанося крем на анальный сфинктер. Прохлада распространилась в области кожи вокруг. «Пока что эти ощущения весьма неплохи!» – подумала Линда, и в ту же минуту почувствовала огромное давление в заднице и поняла, что это резиновое дильдо с хвостом лошади туго входит ей в задницу! ЭТО беспощадно проскальзывало в ЕЁ дрожащий задний проход!
– Вау-ууууу! – завыла Линда тихо.
«Какое сильное чувство, и я ничего не могу с этим поделать; я могу только… только… наслаждаться этим новым острым ощущением!»
Дильдо закрепили так, чтобы оно предохраняло задний проход, полностью его перекрывая! К тому же, это добавило красоты шлюхе-пони, ибо теперь у неё был роскошный конский хвост, качающийся между ног. Благодаря приданной ей провокационной позе, губы киски теперь выдавались наружу из обтянутых чёрным каучуком бедер, и любознательным гостям открывался дразнящий вид на её обнажённую дырочку. Линда была вне себя от злости, но против воли чувствовала, что её киска сделалась очень влажной! Всё, что Линда имела до сей поры, всё её самое личное и интимное было теперь выставлено напоказ, отдано на милость причудливого бизнеса резинового женского монастыря и фермы пони-шлюх. Что эти люди сделали с ней? Они фактически преобразовали Линду в каучуковую лошадиную шлюху! Она стала чёрной резиновой пони-шлюхой, высталенной напоказ для группы незнакомцев, которые рассматривали её как примитивную рабскую плоть в процессе случки.
Ещё раз Линда вложила все силы в попытку сорваться с привязи. Тщетно! Мало того, что вся её сбруя препятствовала этому, так ещё и широкие кожаные браслеты были надеты ей на лодыжки и притянуты верёвками к тяжелым кольцам на полу. Шло время, и сопротивление Линды делалось всё слабее, – она стала задыхаться от усилий; зажатая в тесном пространстве резиновой лошадиной головы, она не имела другого выбора, кроме как отдаться ситуации, ибо сопротивление было теперь бесполезно. Линда чувствовала, что её тело полностью обнажено и выставлено напоказ, хотя и знала, что запечатана во вторую кожу тугого чёрного резинового костюма шлюшки-пони.
«Эй! Ведите жеребцов!!!!!» – зашумела и затопала толпа, и принялась кого-то громко приветствовать. Линда подняла голову насколько смогла и заметила трёх чёрных резиновых лошадей, которые шествовали на арену. «Как прекрасно выглядят эти существа!» – подумала Линда. Очевидно, это были жеребцы; их мужские черные резиновые тела так и сияли под огнями. Их обвели вокруг арены и затем ввели в каждую кабину. Линда, не силах оторваться, смотрела на резинового «жеребца», приведённого в её стойло. Он был чудо как красив! – его чёрное резиновое тело было таким же, как у Линды – в таких же «лошадиных ботинках» с копытами, в шлеме и с хвостом, но имелась одна деталь, отличная от неё, и Линда, увидев её, невольно воскликнула про себя: «Боже мой, это что-то неземное! У этого жеребца между ног просто огромный чёрный, совсем лошадиный член; он весь затянут латексом, блестит от смазки и… уже стоит!»
Затем шлюха-пони Линда почувствовала, как затянутая в резину рука погладила её по спине, а верёвка потянула её голову в сторону, поскольку почти одновременно с этим вторая рука раздвинула ей ягодицы. Линда напряглась, поскольку резиновый «жеребец», балансируя на задних ногах, оперся руками ей на спину, в то время как его твердый чёрный резиновый конский член ёрзал в нетерпении, ища её раскрытую влажную щель. И в это мгновение упругий твёрдый стебель нащупал её уже истекающее соком влагалище! Жеребец медленно раздвинул резиновые губы киски пони-шлюшки… и его горячий лошадиный прут одним ударом глубоко пронзил её! Линда протестующе застонала в кляп, заткнувший ей рот, поскольку резиновый «конь» вынул свой большой пульсирующий член и ударил снова, отчего его резиновый костюм гулко хлопнул об её возбуждённую, потную заднюю часть. «Вот так, должно быть, это и происходит у настоящих кобыл!» – подумала Линда. Поскольку она была пронзена снова и снова, она застонала в сексуальной горячке и задышала резко, хрипя через ноздри пони.
Храп, сбивчивое женское дыхание, их писки, визги и стоны разнообразили возгласы «коней» и ритмичный шум хлопков, с которым жеребцы в своих резиновых костюмах шлёпались в упругие резиновые попки пони-шлюх. Перевозбуждённая Линда никак не могла кончить, поскольку была заполнена залитым в каучук лошадиным членом! Горячий прут двигался теперь гораздо быстрее, выходя и вновь входя в её жаждущий любовный туннель. Линда внезапно почувствовала обтянутые резиной пальцы, круговыми движениями массирующие её клитор. Самая новая резиновая поняшка предприняла свою последнюю, храбрую, но безнадежную попытку воспротивится своему рабству, но теперь она фактически наслаждалась новым острым ощущением. Линда едва могла стоять, ибо балансировать на проклятых копытах было невозможно, но она должна была держаться, поскольку жеребец двигал своим твердым пульсирующим членом туда-сюда, горячась всё сильнее, покуда девушка не почувствовала, что настало время её жеребцу разрешиться от бремени! Жеребец орудовал членом всё быстрее, входя всё глубже с каждым толчком, и наконец ударил в шлюху-пони в последний раз и тяжело захрипел и зафыркал, словно тягловый конь, когда его горячее семя ударило в её отверстие любви! Линда шлюха-пони выгнула спинку, кончая, задвигала попкой в прежнем ритме, насаждаясь на член влажной киской, вскинула голову и закричала. Зрители тоже закричали в восхищении! Они зааплодировали громко, поскольку огни внезапно вспыхнули ярче, и публика придвинулась ближе, чтобы разглядеть в деталях весь процесс.
Сексуальные животные…
Линда была измотана вконец! Резиновая шлюха-пони была жестоко оттрахана! Она едва могла стоять, так сильно у неё дрожали ноги. Жеребец, сделав своё дело, вынул всё ещё пульсирующий член, обошёл кругом и теперь смотрел на Линду глаза в глаза и благодарно тёрся резиновой мордой об её, такую же резиновую маску, а их уздечки сцепились вместе, пока резиновая девочка-рабыня не пришла и не распутала их. А они оба фыркали с восхищением! Линда шлюха-пони думала, что это, наверное, был её самый удивительный опыт! Она впервые была удовлетворена так, как она пыталась использовать шотландского пони её тётушки Урсулы! И она так хотела проделать всё это снова, как никогда до того!
«Эй, писай на неё! Обрызгай её!!!», – выкрикнул кто-то из толпы, и её жеребец, который ещё держался на ногах, стал мочиться на Линду. Это показалось ей очень правильным – завершить с нею дело именно так; и хоть она хотела, но была неспособна пить его горячую золотую мочу, поскольку у неё всё ещё был заткнут рот. Неспособные более выдержать эти долгие мгновения, её ноги задрожали и подломились! Резиновая шлюха-пони опустилась на землю, упав чуть в сторону, всё ещё упиваясь золотым потоком, который нисходил от её жеребца. Она чувствовала слабость и полное истощение, и всё же не могла отрешиться от мыслей об удовольствии, через которое ей пришлось пройти.
– А ну, встать, ты, ни на что не годная, залитая в резину шлюха-пони! – взревела сестра Моника. Линда смотрела на неё и мысленно сказала про себя: «Ты, наверное, завидуешь!» Если бы она могла говорить, она сказала бы сестре Монике так: «Давай-давай, ругайся! Всё равно быть пони-шлюхой, это так здорово!» А сестра Моника всё говорила и тянула её за узду. Линда попыталась встать, или, верней сказать, её ноги (чуть не сказал – её задние ноги) попытались удержать равновесие. Сестра Моника частью приняла на себя вес шлюхи-пони, и в конечном итоге, после долгих колебаний, Линда встала вертикально.
– Неплохо проделано, моя милая резиновая зверушка! А теперь скажи мне, наслаждалась ли ты своим первым утром в стойле? – со злой усмешкой спросила её сестра Моника. Линда, которая как истинная шлюха-пони могла только восхищённо фыркать через ноздри своей лошадиной личины, попробовала хотя бы этим выразить свою радость латексной сестре.
– Я довольна, что ты наслаждалась этим! – воскликнула сестра Моника. – Теперь у тебя есть время немного расслабиться, ты можешь провести полдень на пастбище! Потом мы будем вязать тебя снова и снова, раз за разом, пока любители таких поняшек платят, чтобы наблюдать, что ты для них вытворяешь!
Сестра Моника схватила Линду под уздцы и потянула её вперёд, заставляя идти. Линда снова чуть не упала от внезапного рывка. Её ноги подкашивались, но она сумела подстроиться под заданный ей темп ходьбы. Как послушная кобылка, она проследовала за латексной сестрой вниз по дорожке к пастбищу, раскачивая воткнутым ей в попку «конским хвостиком»; она приучалась надлежащим образом работать пальчиками ног, обутых в копытца пони, чтобы её тренер по праву могла гордиться её усилиями. Линда, наша резиновая шлюшка-пони, хотела быть уверенной, что сестра Моника даст ей шанс быть снова использованной как сексуальное животное, и её снова поведут к резиновым жеребцам!
«Я чувствую, как моему телу хорошо! – думала про себя новая резиновая шлюха-пони Линда. – Я пробыла в этом чёрном резиновом комбинезончике в течение трёх дней, вплоть до сего момента, но не замечаю, чтобы я истекала пОтом, как это непременно случилось бы после вечера в обычном латексе. Этот особый костюм шлюхи-пони действительно облегает меня, как гладкая чёрная перчатка! Невероятно! Нет никакого излишнего натяжения или слабины, такое чувство, будто он нарочно идеально под меня подогнан, чтобы я без помех привыкала обслуживать тех чудесных, с огромными членами, резиновых жеребцов!»
Просмотры: 289 просмотров    Пожаловаться на эту статью
Комментарии (0)