Нас уже 8752 человек!
Добавлено: 3/1/2010 - 1 комментарий(ев) [ Комментарий ]
Категория: BDSM
 

АВТОБУС № 13

Счастливая цифра тринадцать
Автобус под номером этим
Я ждал около часа,
Томясь в ожиданьи в тени.
Вот наконец он подъехал,
Двери свои распахнул,
И люди, как волки бросаются в стадо,
Безумной толпой в него ворвались,
Последним запрыгнул милиционер.
Двери захлопнулись,
И приключенья мои начались.
Словно кобель чует сучку по течке,
Ноздри расширив, я запах втянул.
Смешались в нём и раскаленный воздух,
И аромат беснующей толпы:
Одеколон тройной,
Изысканный парфюм,
Любимый запах пота,
И запах портупеи свежей,
Что у мента висела на боку.
В руке одной фуражку он держал,
Другой держался за трубу
Напротив моих губ.
С него стекали струйки пота,
Стекали по лицу, по шее и спине.
В подмышках были просто волны.
Рубашка вымокла,
Прилипла к телу.
А этот терпкий кислый запах
Как тот навоз,
Что носят из конюшни,
Он источал вокруг меня.
Качнулся вдруг автобус,
Когда его прямой ширинки
Руке своей позволил я коснуться,
Учуяв тотчас зверя в клетке.
Прикосновеньем, пальцами своей руки
Его я член погладил дерзко.
Тот вздыбился
И к небу птицей взмылся,
Как зек на волю он просился,
А я всё тёр его и тёр,
А мент дышал как тот монтёр.
Дышал он глубже, глубже, чаще,
Чуть ноги подогнув,
Своим лобком ручонку он мою
К себе с любовью таки силою прижал,
Как будто раньше я его ебал.
Фалангами своей руки
Ширинку растегнув ему чуть-чуть,
Подушечками пальцев я упёрся
В пушистый мокрый ворс
И начал с трепетом искать
Его набухший жёсткий трос.
И вот коснувшись нежной,
Ласковой головки,
Уздечку ноготком я стал скоблить, -
Как маленький щенок он стал скулить.
Своими пухлыми губами,
Большим и длинным языком
Я пот слизал с его руки тайком.
Мент потом, соком истекал,
Смотрел как верный пёс
В мои бестыжие глаза.
В полледний раз
Я с силой сжал его головку,
Оскалился, и сквозь толпу,
Я выскочил на остановку.

18.12.00
Всеволод Ингус

ОТЕЦ

Отец! Ты бил меня всегда,
Насколько помню я себя.
И кровь из губ моих текла,
И боль была и страх в глазах.
Но, странно, - я испытывал экстаз.
К тебе на четвереньках полз,
Но ты отталкивал меня,
За волосы тяжёлою рукой своей таскал,
Твои кривые ноги,
Как первую любовь я обнимал.
Тогда к своей ширинке твёрдой
меня ты грубо прижимал.
И кровью брюки замарал.
Расстёгивал зубами я замок,
Из плена член освобождал,
И смазав кровью из разбитых губ,
Я всё лизал его, стонал, сосал,
Зубами плоть твою я рвал.
В мой рот как будто кол ты забивал.
Меня рвало,
но снова весь твой член заглатывал в себя.
Расслабившись, я воздуха вдыхал чуток,
И чтобы член кишок не уволок,
На взводе я держал курок.
И только дрожь в ногах твоих
давала знать, - звенит звонок,
финал настал.
Ты лишь стонал и изливал
в мой пищевод свое святое семя.
Кончаешь ты, кончай скорей,
Дай полной грудью мне дышать,
Твою головку снова буду я ласкать.
И лишь просить, - ударь меня.
Экстаз, боль, сперма, кровь,
Я только ими жить готов.
Теперь, когда натягиваю кожаные брюки
На свои ноги, попу без трусов,
С любовью папу вспоминаю,
Не отвергайте, парни,
своих единственных отцов!

Дима Тёмный/Сева Ингус,
06.05.01

ЭТЬЕН

Визг тормозов. Авария. Взрыв.
Руки оторваны, мертвый лежишь.
В морг как домой тебя я везу,
Рыдаю, курю, и радуюсь сну.
Ты не проснёшься уже никогда,
Свадьба у нас будет своя.
Ведь как я любил,
Не любил никогда.
Ночью помыл я тебя, причесал,
Только вот руки пришивать я не стал.
В чёрный костюм жениха ты одет.
Платье невесты примерил и я.
Вальс Мендельсона включил я негромко.
Взял твою руку, кольцо ей (на палец) надел.
Снял крышку гроба, тебя я раздел,
Нежно всего тебя оглядел.
Перину сегодня нам заменят опилки.
Кроватка узка, не хватит для пытки.
Но я положу тебя на себя,
Сегодня с тобою я до утра.
Саван заменит нам покрывало,
Брачная ночь как будто настала.
Чувствовать буду холод в экстазе.
Кожа пусть рвётся, сейчас я в оргазме.
Если б на миг тебя оживить,
Я дьяволу душу смог бы простить,
Только б тебя всегда так любить.
А если не смог бы, то ангелом стать,
И вместе с тобой по небу летать.

06.12.00
Всеволод Ингус

Погоны капитана

Кому сначала мне отдаться,
Матросу или жеребцу,
Когда на мне погоны капитана?
Увы, на флоте я служу,
Приходится иметь голодных моряков.
Облизывая твой сапог,
Пахучий, словно конский пот,
Я начинаю возбуждаться,
Приказываю, бей меня ремнём.
Как лошадь хлещешь ты хлыстом,
Пока бока мои не взмокнут,
И губы искусаю в кровь.
Затем накинь ремень на шею,
И начинай меня душить.
Я буду волком выть, хрипеть,
Но ты не отпускай,
Пусть боль в меня войдёт как сталь,
Войдёт так сильно и желанно,
Как ты войдёшь в меня.
Вот боль вошла, разлилась по телу,
Сними скорей штаны,
Как жеребец войди в меня.
Вонзи свой меч по рукоятку.
Качнешься пару раз, - извергну я фонтан
потоком липкой, белой лавы.
Блаженный час мой наступил,
Сорву погоны капитана,
Не нужно никакой мне славы!

06.12.00
Всеволод Ингус

Лютики для necrofila

Шершавые стены, нержавеющий стол,
Вот и нашёл пристанище он.
Как на нудистском пляже лежит,
Только не видит и всё он молчит.
Доктор в халатике белом
Скальпелем кожу разрезал.
Вытащил органы,
Кровь он всю смыл,
Ну а потом тебя он зашил.
Крикнул он хрипло мне: "Одевай!"
Вот и настал наконец-то мой рай!
Я прикоснусь к твоим синим губам,
Взасос укушу почерневший сосок,
Ну а потом твоею рукой,
Член свой сожму я,
И выпущу сок.
Затем всё размажу своим языком.
Разденусь и лягу
На твой зашитый живот,
Чтоб ствол твой как лёд
Войти в меня смог.
Почувствую боль и к губам припаду,
Чтоб вместе с тобою гореть мне в аду.

05.12.00
Всеволод Ингус

Школьная любовь патологоанатома

Зачем ты смотришь в никуда?
В глазах твоих один лишь лёд,
И ногти с яркой синевой,
И весь с нескрытой наготой
На ложе жёстком ты лежишь.
Могу дотронуться рукой,
Ты мёртв, её не оттолкнёшь.
Когда-то бархатная кожа
Как шоколадка от загара
Сегодня так бледна,
Прозрачна как стекло,
И этот сладкий,
Смердный аромат
Даёт мне лишь одно тепло.
Я разрезаю кожу на тебе,
Кусачками ломаю рёбра,
И достаю то сердце,
Пахучее, в запёкшейся крови,
которое не смог завоевать,
Уж очень я хотел
Тебе со стороны всё показать.
Увы, увы,
Твои глаза уже не вздрогнут,
Ресницы не взмахнуться вверх.
И в этом мире я последним
До плоти мёртвой, бездыханной,
Коснусь своим горячим ртом.
Почувствовав во рту лишь ком,
Тебя зашью я аккуратно,
Как будто ты надел костюм.
И оближу я на прощанье ту кровь,
Что смыть я не успел.
А этот ящик деревянный
Заменит нам с тобой купель.
Последний раз на свете этом
Смогу тебя один я поласкать.

05.11.00
Всеволод Ингус

ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ. ООО "ИНСТИТУТ СВЯТОГО ПРИАПА"