Нас уже 8684 человек!
Добавлено: 6/1/2010 - 0 комментарий(ев) [ Комментарий ]
Категория: BDSM Видео
 

Западный Голливуд. Конец дня. Мы сидим в новой квартире порножеребца Каила Брэндона в нескольких кварталах от одного из славящихся своей дурной репутацией ночных стрипклубов на бульваре Санта Моника, куда через несколько часов побегут развлекаться все красавчики. Каила среди них не будет, потому что он переехал сюда лишь два дня назад и еще не успел распаковать свои коробки, которые небоскребами возвышаются над нами. (К нашей встрече он ещё не успел возвести свою пыточную комнату, которая будет размещена в свободной спальне). Каил извиняется, потому что не принял душ и не побрился для нашей беседы, но всё равно выглядит впечатляюще - его взмокшая мускулистая грудь и ягодицы вырисовываются сквозь вязанный свитер и трико. Уроженец Милуоки отправился в город Ангелов почти год тому назад, чтобы начать успешную порнокарьеру, ходить в колледж и "возможно найти себе друга". Около года Каил отработал со многими крупными студиями настолько же успешно, как в представлении своей собственной линии S&M видео. Каил позволил себе оторваться от его нудного занятия по распаковке вещей, чтобы поболтать со Skinflicks о его карьере, его тёмных желаниях и его потребности в дальнейшей раскрутке.

 

 

SKINFLICKS: Когда ты впервые пристрастился к видео индустрии?

KYLE BRANDON: Я начал с Вашингтона (округ Колумбия) в компании Боба Джоунса.

 

SF: Ему удалось втянуть тебя только потому, что ты понимал, что тебе по нраву темнейшая сторона секса?

KB: Я помню работал на Трэкс в Колумбийском округе. Я сидел за столом и собирался просмотреть The blade (гей-газета Колумбийского округа). Там я увидел одно объявление с предложением о съемках "со связыванием". Естественно я отправился туда, вопя от восторга, так что это и был тот случай, когда я по-настоящему возбудился как бык, увидев видео, сделанные в Колумбийском округе. Этого мне было и нужно! Я отослал Бобу какие-то фотографии, и он позвонил мне прямо в тот день как получил их, это и стало моим стартом.

SF: Ну, и сколько ты работал на него?

KB: У него я снялся в 12-15 фильмах. Один из его самых известных назывался "Застать за траханьем (Поймать с поличным)" ("Caught in the act"), и я там тоже есть!

SF: Тебе 28, но в некоторых фильмах с твоим участием ты смотришься намного моложе. "Hard as Marble" ("Твёрдый как мрамор"), к примеру, один из них. Там ты выглядишь как пацан.

KB: (Смеётся) На самом деле всё зависит от ощущения дня, когда предстоит сниматься. Я умею изменять свою прическу до неузнаваемости, да и вообще-то многое зависит от того, во что я был одет, так ты можешь скинуть пару годков или наоборот, набавить парочку. Знаешь, если бы я позволил моей седине исчезнуть:

SF: У тебя есть седые волосы?

KB: О да, я тот, у кого это случается рано. Хотя, только местами. А это может добавить несколько лет к моей внешности, как и тогда. Умение изменять внешность это ценное качество в шоу-бизнесе. Каждый раз ты выглядишь другим. Я должен заставить поверить себя в то, что я выгляжу хорошо. В зависимости от характера, от того, чего хочет режиссёр, я навожу марафет и начинаю сниматься.

SF: Значит, после воплощения в парня Боба Джоунса ты сообразил, что индустрия полюбила тебя, и захотел узнать, в каком направлении тебе следовало бы двигаться дальше?

KB: Со мной случалась масса приколов. Боб Джоунс доказал, что порноиндустрия, к которой я приобщился, является очень крутой и если у меня будет постоянная работа (addition work), то появятся супер деньги и что при этом я завоюю свой собственный, хотя небольшой, но авторитет и окажусь в центре внимания. Должен заметить, что работать в Лос-Анджелесе одно удовольствие. Я нуждался в солнце, поскольку ненавижу холодную погоду. А для того, чтобы сниматься здесь, мне нужно было первым делом разыскать мистера Райта. К тому же, видеоиндустрия это то, что мне действительно нравилось и что так превосходно подходило моей заднице.

SF: Каким был твой первый лос-анджелеский фильм?

KB: Я снимался для Graphic Art в фильме “Рабская обитель” (“House Of Bondage”). Это был интересный опыт.

SF: А по-подробнее?

 

KB: В “График Арт” человек в цене не делает вид, что относится к своему делу серьёзно. А я считаю, что секс-актёр это профессия, а в этом деле я хочу стать профессионалом. Компания же отнеслась ко всему этому как к развлечению. Возник конфликт. Я припоминаю вещи вроде того, как я стоял голым и просил у режиссёра стакан воды. А он мне говорит: “Тебе известно, где кухня”. Когда ты на съемочной площадке, появляются само собой разумеющиеся определенные вещи, как полотенце, когда в нём нуждаются. Это была определённо не та обстановка, которой я ожидал или хотел быть причастным к этому.

SF: Тот опыт дал тебе второй шанс призадуматься, оставаться ли тебе в индустрии?

KB: Нет, не совсем. Везде всё по-разному. С моим партнёром по фильму я превосходно провел время. Он всё время держал меня взбодрённым. Нам было очень хорошо вдвоём, я просто не обращал внимание на всё остальное. В этом-то и состоит хороший и плохой опыт.

SF: Ты учился.

KB: О, да. С финансовой точки зрения у меня не было нужды сниматься на видео, для меня это был побочный доход. У меня были двухдневные съёмки, и уже по прошествию первого дня я поговорил кое с кем об этом, и они порекомендовали мне не бросать это занятие. Мой профессиональный долг и совесть не позволяют мне прекратить сниматься. Я буду продолжать свое дело до тех пор, пока ты не приведешь более существенный довод, чтобы этого не делать. Всё это похоже на любую другую работу. Если ты немного несчастлив из-за своего материального положения, ты тем более не бросишь работу. Итак, я закончил съёмку только благодаря поддержке моего партнёра.

SF: И затем ты отправился в большой город!

KB: Да, сперва я работал с Apollo Ventures в фильме “Полное обслуживание” (“Full Service”). Режиссер Тим Хамилтон по-настоящему вдохновил меня убраться из Калифорнии, почти на мыс, где я и предложил ему стать его компаньоном, поскольку у меня была куча идей. Но у нас были расхождения, каждый хотел воплотить свою линию в кино. Потом я работал на “Зевса”. Затем я заполучил агента, который “запустил” меня в основную струю, ту, что я называю моими ванильными фильмами.

SF: О да, позже ты кажется внезапно возник в гораздо большем числе таких фильмов. Был ли в этом смысл, если такой секс явно не твоего поля ягода?

KB: Нет, неверно. Внутри меня скрыты два человека. Разумеется, что один из них “кожано-веревочная” личность, но у меня также есть и то, что я называю “человек с рейтингом”. Мне нравится пройтись по видеомагазинам, рассматривая обложки ванильных фильмов со своим изображением. Вот почему я втянулся в это. А по существу сложно найти себе друга со стороны, когда ты в индустрии, поскольку он всё равно окажется из этой среды. У меня значительный круг знакомств, связей, больше мне уделяют внимания, т.к. я имею возможность встречаться с большим числом людей.

SF: И ты естественно расслоился. Ты снялся в фильмах большинства ведущих и таких разных студий.

KB: Это забавно. Помню, когда в годовщину Stonewall я был в Нью-Йорке, “Каталина” устроила конкурс на выявление порнозвёзд. Меня не было ни в одном ванильном фильме, снятом ими. У них было семь конкурсантов, и я оказался среди них, а Чи Чи (Ла Ру) (известная голливудская “женщина” режиссёр и продюсер порнофильмов. Прим. переводчика.) была ведущей. В общем, я получил доступ к конкурсу, а когда они объявили третье и второе места, то там оставались только я и ещё парочка других парней, так что я уверил себя, что выиграл именно я. Я размышлял: “Вот классно! Здорово! Просто великолепно!”. Но я не победил, мне не досталось ни единого места. Чи Чи стояла справа, смотрела на меня и нашептывала: “Тебе следовало выиграть”. Поэтому я предположил, что пришло время воплотиться одной из моих заветных целей, сняться у “Каталины” не смотря на проигрыш в их конкурсе. Таким образом, я принял это как вызов: привёл себя в наилучшую физическую форму и отдал себя “Каталине”.

SF: И тебе это удалось! Ты уже сделал уйму фильмов для “Каталины”.

KB: И сделаю их ещё больше. Я заполучил пакет заказов на съемку в фильмах, которые должны были снимать через месяц-два, так что я буду у них сниматься столько, сколько смогу.

SF: За “Каталиной” мы подметили одну вещь: однажды заполучив хорошую модель, она будет тиражировать её из фильма в фильм.

KB: Они бы использовали меня гораздо чаще, но у них возникли проблемы с моим агентом, конфликты: Иногда приходится лавировать самому, не прибегая к помощи менеджера. Некоторые порномодели, с которыми я говорил, сказали мне, как они отсылали благодарственные открытки режиссеру после съемок. Нет, вы представляете?!? Зачем? Ведь ещё ни один режиссёр ни разу не отблагодарил меня подобным образом! Что касается моей карьеры, я совсем не дипломат, я всегда думаю только о работе. А ко всем этим тонкостям я равнодушен. К примеру, я никогда не суетился насчет запрашиваемой мною оплаты. Я не требовал чрезмерных сумм, единственно, о чём думал, является ли плата справедливой в конкретном случае. Все видеокомпании знают, сколько и кто платит своим моделям. Сами же актёры только догадываются, сколько платят другим "товарищам по цеху". Получается, что компании платят своим моделям из того расчёта, что им известно о ситуации на рынке и что первоначально они сами намеревались заплатить. Я всегда полагал, что было бы забавно вступить в профсоюз, но я не думаю, что большинство порномоделей поступило бы тем же образом.

SF: Пока что звучит так, что ты получил очень хороший опыт.

KB: Да, в основном я преуспел. Недавно я позировал на обложку. И чувствовал себя, словно со мной обращаются как с второсортным куском мяса. До этого я уже позировал перед фотокамерой, так что знал чего ожидать. Нас было четверо, и всем моделям, кроме меня, давали указания как позировать. Мне казалось, что с моделью должны обращаться определенным образом. Я знал, что они стоят там голые для того, чтобы работать на камеру. Но весь день напролёт модели противостояли директору с фотографом. Это походило на кошачью драку. Директор ворчал: "Мы за целый день уже на хуй насмотрелись". Мне это было ненужно. В разгар недельных съёмок меня попросили быть на обложке, и я оценил композицию. Но меня не уважали. Я дал директору понять, что я чувствую, а тот отделался сахарной косточкой, ну ты знаешь: "Ах, несчастный парень", а затем всё вернулось на круги своя. Мне только и осталось, как собрать одежду и уйти. У него было еще трое парней, так что он не переживал. В конце концов, я хочу, чтобы люди поняли, что мы не только мясо. Я не позволю обращаться с собой как с вещью. Это не потому, что я сам в этом бизнесе, просто я за честные отношения. Я был сыт по горло. Этот день выдался слишком нервозным.

SF: Я не думаю, что ты собираешься нам сказать, в какой компании это было, верно?

KB: (Смеётся) Да. Моя профессиональная этика не велит делать этого. Я поговорил с людьми, и они одобрили мой поступок. Но многие модели просто смирились со всем этим.

SF: Мне бы хотелось думать, что если бы больше парней требовало к себе уважительного отношения, то тогда бы директора-обидчики пересмотрели бы отношения со своими актёрами.

KB: Моя другая проблема состоит в том, что отношение к пассивам избирательное. Есть здоровые хуи, активы, которые оплачиваются выше, и есть малооплачиваемые задницы. Я полагаю, что проще быть пассивом. Причина, по которой я не исполняю роль актива, заключатся в том, что это очень нелегко. Ты должен натягивать кондомы, оставаться часами в эрегированном состоянии... Думаю, если бы это было видео на тему кожи и S&M, то, очевидно, что у меня не возникло бы проблемы со стойкой эрекцией. Но это ведь ванильный секс, и всё, что я могу, так это просто с лёгкостью отдаваться, и думать о чём угодно, приходящем мне на ум, ведь я не обязан поддерживать эрекцию.

SF: Ты можешь бездельничать, размышляя о том, что бы тебе приготовить на обед этим вечером.

KB: (Смеётся) Да! Точно! Иногда мне всё-таки хочется быть активом, потому что так я бы смог заработать немного больше уважения к себе, к чему я стремлюсь. Но что до меня, то мне нужно уважение именно как к пассиву. Если бы все были активами, тогда бы вообще ничего не происходило. Просто так случилось, что труднее всё-таки быть активом, нежели наоборот.

SF: Я всё-таки думаю, что роль пассива требует некоторого таланта. Хорошие задницы как раз не будут бездельничать.

KB: Согласен. Мне приходится проходить через это, и вот уже в двенадцатый раз меня протыкают насквозь, это ужасно неприятно, но ничего не остаётся, как терпеть всю эту боль. Но это не та боль, что мне нравится! (Смеётся)

SF: Как твоё появление в фильмах сорта ванилы влияет на твой "Каил Венчерз Продакшнз"?

KB: Каил Венчерз - это работа с частичной занятостью. Я считаю, раз Каил Брэндон хорошо известен, а какой-нибудь фанат увидит рекламу Каил Венчерз, то, возможно, он захочет взглянуть на меня и с другой стороны. Если парень не имеет понятия о бандаже и коже, и ему никогда прежде не доводилось видеть ничего подобного на видео, то, увидев в магазине кассету с моим фильмом, он может заинтересоваться и посмотреть, что там снято. Моя татуировка в виде крутого кожаного парня (на плече (прим. переводчика) является разновидностью моей собственной рекламы, что даёт ванильному сообществу своего рода представление о моём S&M видео.

SF: Ты думаешь, что интерес к коже и S&M видео возрастает?

KB: Если ты прямо сейчас отправишься в Дрейкс (видеосалон в западном Голливуде), половина из новых поступлений похожа на фильмы вроде "Кожаной мании", "Кожаного секса", и подобные. К сожалению, в большинстве из них затянутые в кожу ребята занимаются самым обычным сексом. Что совсем не одно и тоже. К несчастью, этими "деланными" "кожвидео" насыщается рынок, и толпе поклонников ванилы очень скоро придётся помереть от скуки, а когда это произойдёт, производителям вновь придётся вернуться к тому, с чего и начинали.

SF: Но существует ли ещё сегодня такое кожсообщество, которое ради того, чтобы убедить нас в том, что их имидж в точности сохранён, продолжало бы размахивать хлыстом?

KB: Поклонники кожи в 70-х годах действительно были жестковатыми, и насколько я в этом смыслю, целое поколение было потеряно благодаря тому, что сложился стереотип того, что теперь мы увязываем с кожей: старого, обрюзшего мужика, облачённого в кожу. Это подкрепляется ещё и тем, что само "кожсообщество" желает придерживаться такого имиджа. Я уже затевал по этому поводу дискуссии, и проиграл много очков, чтобы рассуждать подобным образом. Я уверен, что есть привлекательные молодые люди, которые заинтересованы в подобных шоу, и они просто так не могут отсиживаться по домам, они обязаны дать другим людям понять, что им нравятся подобные вещи.

SF: И именно с ними ты отснял первую часть своей "S&M игры". Расскажи нам немного об этом.

KB: Это началось как раз с меня и Питера Бишопа. Я прогнал его через полигон кожаных игрушек, и пока он был связан ремнями, я забавлялся с его голым телом.

SF: Получается, что весь фильм в целом это одна растянутая сцена?

KB: Именно так и есть. Удивительно то, что даже для простого одноактного фильма требуется куча денег. Особенно при монтаже. Что до "S&M play, части первой, я делал свой собственный монтаж, делал всё от А до Я, и всё ещё смотрю на это как на шоу двоих. Я мечтаю о $10000, чтобы сделать отличный монтаж, но пока приходится довольствоваться малым.

SF: Может быть, это, конечно, бестактный вопрос, но может быть зрители хотели бы увидеть садомазохистский фильм в каком-то смысле недоделанным, не таким отшлифованным и вылизанным, как коммерческое порно?

KB: Вот именно. Следующий мой фильм будет гораздо проще. Мне не хочется подвергать его большому монтажу, хотя мне хотелось, чтобы секс не прерывался, и операторы - а мне понадобится на этот раз два оператора, - крутились вокруг и снимали всё, что происходит. Операторам предоставится возможность воплотить свои задумки, чтобы там ни происходило. А после того, как всё отснимем, я заберу плёнку в монтажную, и уж тогда будет видно, что мы вместе сможем с этим сделать.

SF: Это будет выглядеть более чем правдоподобно.

KB: О да! В ванильных фильмах с головы до пят сплошная игра. Просматривая любой фильм, я могу определить, когда моделям подсказывают что делать. Иногда это слишком механично. Когда я с кем-нибудь на изготовке, а "ребятам" предстоит нас снимать, я говорю им: "Давайте просто включайте камеры и наблюдайте за нами". По мне это гораздо эротичнее, нежели наблюдать один наигранный секс и плохое актёрское исполнение.

SF: Ну, а как насчёт расплёскивания спермы? Его-то не подделаешь?

KB: И даже в этом случае актёр может думать о другом, например, о своей подружке! (Смеётся). По крайней мере, это утверждение верно для некоторых активистов. Мне всегда везёт, когда я спариваюсь с гетеро- или бисексуальными активистами, которым для того, чтобы возбудиться, обязательно нужно полистать журнальчики с девчонками. Я здесь для того, чтобы делать свою работу в надежде неплохо перепихнуться, а для это требуется как минимум взаимность. И если парень таращиться на картинку с сиськами, это вовсе не способствует моему разогреву.

SF: Но ты там конечно и для того, чтобы найти друга, не забывай!

KB: Да-а, но я не буду искать себе друга среди этих ребят.

SF: Если откровенно, ванильный секс тебе совсем ничего не даёт?

KB: Не совсем так. В моей собственной спальне иногда это переходит в игру. Очевидно, что быть любовно оттраханным в 69 позиции, может сильно распалить любого. Если бы у меня был секс каждую ночь, - а если бы я этого хотел, то так бы и было, - то ? был бы бандаж, но при этом мне бы всё же хотелось, чтобы ? оставалась ванилой. Что-то вроде того, как если заниматься любовью возле камина. В своём воображении я представлял подобное, разве что бандаж более предпочтителен.

SF: Из тех ванильных фильмов, в которых ты снимался, какому ты отдаёшь предпочтение?

KB: "Твёрдый как мрамор" (Hard as Marble). Я очень хорошо провёл время с Джейком Эндрюсом. У нас была согласованность во всём. Если ему было нужно возбудиться, он напускал во всё лицо большую улыбку, и звал меня. Он делал всё для того, чтобы я мог кончить, и как раз когда я был готов спустить, он выпрыгивал из кадра.

SF: Так вот в чём был секрет! Мы так и прикинули, что в той сцене тебе малость помогли в то время, как твои руки были связаны.

KB: Верно! Джейк был единственным, кто делал это.

SF: Когда ты впервые знакомишься с актёром-звездой, с которым тебе предстоит работать, есть ли что-нибудь, о чём ты говоришь или делаешь, что могло бы разрядить между вами двумя обстановку?

KB: Я предпочту сказать ему: "Хорошо, нам предстоит заняться сексом. Скажи мне, что тебя разжигает. Что действительно тебя заводит? Ты хочешь, чтобы твои шары оттянули? Ты хочешь, чтобы я грязно ругался?". И я сам хочу быть в состоянии сказать ему о том, от чего у меня встаёт. Мне не нравится мысленно отстраняться и вспоминать о приятных минутах недельной давности для того, чтобы у меня встал сейчас. Гораздо лучше иметь заряженного энергией партнера, а так было с Джейком Эндрюсом. Между нами произошла точно химическая реакция. (Смеётся). Два стоящих дня! За ночь до съемок мы даже спали вместе, так что это было гораздо больше похоже на узы, чем на притворную случку перед камерой. Мне с ним было очень хорошо.

SF: А из снимавшихся с тобой порнозвёзд кому ты отдаешь предпочтение? Я полагаю, Джейк один из них?

KB: Верно, Джейк Эндрюс, пожалуй, единственный. Гм: Кто ещё? (Длинная пауза). Из ванильных фильмов: у-у: нет ни одного. Я не приобрел ни единого приятного знакомства по ходу съемок этих фильмов. А в большинстве фильмов со связыванием я не "торчал" ни от самого себя, ни от ребят постарше, с которыми снимался, да и вообще мне не нравятся партнеры в годках. Похоже, Джейк Эндрюс единственный, кто в этом списке.

SF: А кроме ленты "S&M play", Каил Венчерз произвела что-нибудь еще?

KB: Да, есть одна под названием "Интимные минутки Кайла". Фильм состоит из множества моих домашних видео, в которых я запечатлел на камеру все, что бы ни делал с собой на случай, если позже захочу просмотреть их. Большинство из них снято на восьми миллиметровку, а не на Hi8, поэтому качество не соответствует желаемому стандарту Каил Венчерз, так что я запрятал их. А, отложив их, я стал делать второй выпуск "S&M play", чтобы доказать, что моя продукция не собирается катиться под гору в отношении качества.

SF: Ты намерен сняться во втором выпуске?

KB: Ты же знаешь, я всегда говорил, что меня в нем не будет потому, что я не хочу, чтобы в моих видео был я и только я. Моя программа максимум - снять по-настоящему страстных парней в садистском фильме. Подобрать моделей не так-то уж и просто. Ты же просто не можешь пролистать каталог и сказать: "Эй, не хочешь ли сняться в фильме со связыванием?" Некоторые модели просто настроены против таких фильмов, и мне сложно найти подход к действительно горячему парню и просить его сыграть только потому, что я сам не хочу выглядеть как какой-нибудь "грязный" старый извращенец. Но я все же разыскал несколько парней, которые хотят быть на моих видео и это только вопрос того, как их вытащить сюда, чтобы начать съемки.

 

SF: В первой части "S&M play" с Питером Бишопом, ты был атакующим парнем. Это является достаточно типичным для твоих собственных постановок?

 

KB: В моей игре секут сзади и спереди. Пока я жил в Филадельфии, я все время оставался "активом". С тех пор как я впервые убрался оттуда сюда, меня много трахали. Прекрасно осознавать, что у меня две склонности. Я знаю, что я больше "пассив", нежели "актив". Но даже если на 55% я "пассив", во мне всё ещё 45 процентов остаются "активом". Всё зависит от того, в какой роли я задействован.

SF: Означает ли, что в лентах Каил Венчерз, что вот-вот на подходе, ты будешь всегда играть "актива" только потому, что это твое кино?

KB: Нет. Я определенно хочу подыскать других мужчин-"активистов", вместе с которыми я буду сниматься. Сценарий будет отработан, и они будут знать, что применять по отношению ко мне и как это применять, а затем я просто позволю им взять всё под свой контроль.

SF: Ты действительно обожаешь игрушки и дилдо? Выглядит так, что ты всегда используешь тонны этих штук в своих видео!

KB: Я определенно поклонник игрушек. Я люблю игрушки, прибамбасы с заклёпками. Когда я облачился в кожу, то понял, что есть тонны вещей, с которыми можно поиграть. Люди просто заходят в магазин скобяных изделий, и обнаруживают там привычные вещи, но когда их вижу я, тут же прикидываю: "Ага!". Однажды я заметил моток черной веревки в строительном магазине, прекрасной мягкой веревки. Я подошел к продавщице и сказал: " Я хочу купить весь моток".

 

SF: Вероятно, она подумала, что ты собираешься подвязать свои деревья или еще что-нибудь, но у тебя возникли совершенно иные идеи насчет того, что на самом деле ты собрался скрутить!

KB: (Смеётся). Я помню, как зашел в магазин рыбных снастей и начал скупать грузила, целую кучу! Парень за прилавком сказал что-то вроде: "О, ты собрался на большую рыбалку!", а я размышлял, сказать ли ему истинную причину, или что-нибудь приврать. Я думаю сказал, что покупаю все эти пожитки для нашей группы. Не хотел поднимать шум. Не то, что бы мне следовало быть осторожным, я просто хотел убраться оттуда!

 

SF: Итак, насколько тебя хватит в этом бизнесе?

 

Каил
в цифрах!

рост
183

вес
85

глаза
голубые

волосы
шатен

предпочтения
55% пассив
45% актив

порноснаряжение
16,5 см
6 1/2 дюйма

KB: Когда окончу колледж, я хочу покончить с видео. Мне бы не хотелось, чтобы Каил Венчерз стала моим фундаментом. Сейчас это временное занятие и вот как мне не достает придерживаться этого принципа. Я не хочу, чтобы видеобизнес и моя жизнь переплетались 24 часа в сутки. Иногда, занимаясь сексом, сначала я пару секунд вхожу в роль, как будто где-то установлена камера, и это очень отвлекает. Чем больше ты снимаешься на видео, во всяком случае для меня, тем больше это мешает тому, что я делаю в своей спальне. Пару раз я ловил себя на этом и даже говорил себе: "Нет никакой камеры, я не должен волноваться как выглядит моя прическа или что если моя рука загораживает мой хуй".

SF: Итак, каковы изюминки сексфантазий Кайла Брэндона?

KB: Я уже воплотил две из них. В первую я уже немного поиграл: муммификация. Я говорю, что был совершенно муммифицирован от головы до пят, временами мне не давали дышать, обрабатывая дилдо и игрушками. Это очень, очень сильное зрелище.

SF: И чем они обматали тебя?

KB: Элластичным бинтом и изолентой. Открытыми остаются только гениталии, соски и жопа.

SF: А как насчет другой?

KB: Ты связываешь человека, усыпляешь его эфиром, он отключается, потом приходит в себя, но он оказывается связанным в совершенно иной позе вместе с кем-нибудь, кто трахает его. По мне это очень круто, очень пугающе. Я бы хотел, чтобы это сделал профессионал, тот, кто знает, что такое эфир и как его применять в обстоятельствах контроля. Вообще, действия с бессознательным телом, когда не знаешь, чем всё это обернётся для тебя, меня очень волнуют. Но я хочу, чтобы читатели поняли меня правильно. Пожалуйста, не похищайте меня и не усыпляйте эфиром! Фантазия и реальность - две разные вещи. Так же сильно, как мне бы хотелось, чтобы мои фантазии стали реальностью, мне до сих пор недостает контроля над тем, как они будут в это воплощаться. У меня уже было много жарких сцен, а я был втянут в S&M с тех пор, как мне исполнилось 16 лет, но со мной никогда не случались дурные истории. Тебе нужен кто-то, кто знает, где бродят твои мысли и как довести тебя до них.

SF: С 16 лет?

KB: У-гу. Со своим первым любовником я занимался пару раз ванильным сексом. Однажды я зашел к нему домой и сказал: "Неужели это и есть весь секс?". Я не был разочарован, но мне хотелось большего. Поэтому он связал мои руки и ноги за спиной (spread-eagle), выгнул мой член в обратную сторону между моими ногами и заставил меня кончить. С того времени я-то и поймался.

SF: И ты никогда не хотел остановиться?

KB: И ни за что не сделаю этого впредь!

Опубликовано в единственном номере моего журнала "Содом" № 1/98. Оригинальный текст был напечатан в журнале "Skinflicks".

Перевод  ООО "Институт Святого Приапа".