Нас уже 8306 человек!
Добавлено: 14/11/2019 - 13 комментарий(ев) [ Комментарий ]
Категория: Разное
 

Младшему офицерскому составу разрешалось трогать трубку ПВ 1 час в сутки в определённое время. При неисполнении этого приказа автоматически насчитывалось штрафное время. Прогрессивная шкала начиналась с 1 часа за каждое касание. Высокотехнологичный ПВ различал прикосновения и поглаживания. Микрочип ПВ интерпретировал случайное прикосновение через одежду или же поглаживания через одежду и конечно же он однозначно определял прикосновения пальцами рук, постукивания или другие резкие движения. По степени и характеру воздействия делался вывод о психологическом состоянии и настроении бойца или офицера. Система могла выдать электростимуляцию в головку члена, чтобы снять пик напряжения, но при этом оставить военнослужащего без реализации возбуждения. Готовность служить и подчиняться при таких воздействиях только повышалась. Лояльность военнослужащих поднималась на новый, недостижимый доселе уровень. В бойцах дрессировалась собачья верность.


Капитан гладил подсвеченную зелёным трубку ПВ, наблюдая как тикает обратный отсчёт. Неизбежность запрета на следующие 23 часа возбуждала его сильнее самого ПВ. Это было странно и нелогично. Но такова была природа капитана. Он подчинялся ей. Капитан осознавал воздействие ПВ на свой мозг и ему это нравилось. Уходили сомнения в приказах, в командирах, становилось абсолютно пофиг. Дрессированная похоть делала своё дело. Капитан грезил подчинить этому процессу дерзкого и своенравного сержанта и у него были на этот счёт некие тактические ходы.


Энергетического полностью автономного запаса ПВ хватало на неделю. После чего ПВ начинал подпитывать себя за счёт разности температур внутренней и внешней сторон ПВ. В мирное время военнослужащий был обязан подключаться к док станции для подзарядки ПВ. Иногда это делалось автоматически каждый раз, когда рядовой стоял по стойке смирно дневальным в наряде на тумбочке. ПВ был задуман как технологический центр управления бойцом или офицером. В качестве поощрения он выдавал миостимуляции для расслабления и успокоения плоти. Для взыскания характеристика тока и период воздействия был совсем иной. Постоянное и мгновенное принуждение к исполнению приказов отлично мотивировало военнослужащих. Здесь командование сделало верный шаг. ПВ передавал местонахождение военнослужащих, их пульс, давление и прочие характеристики, включая уровень бодрости и прочие показатели, которые уже давно были в каждых часах и фитнес-трекерах. Одним словом командование не только знало и мониторило, кто, где и в каком состоянии находится, но и управляло своими биороботами, выдавая им необходимые стимуляции в режиме реального времени.


ПВ капрала находился в режиме радиомолчания. Нельзя было допустить ни малейшей возможности провала операции. Однако все показатели записывались во внутреннее хранилище ПВ, чтобы потом быть обработанными. И либо вынести капралу выговор и вменить дисциплинарное взыскание в виде электро воздействия через ПВ в момент вынесения взыскания или же наоборот поощрить капрала. ПВ, полностью пригасив свою красную подсветку, записывал в память показания болевых ощущений капрала и его стойкость и расслабленное принятие этого факта. Капрал не выказывал никакого беспокойства. И через четыре часа, зашитая в ПВ микропрограмма запустила микровоздействия для снятия болевого синдрома в яичках капрала. Капрал знал, что удовольствия он от этого не получит. ПВ реально управлял капралом, его состоянием, настроением и готовностью служить. Капрала это пугало. Но он служил.