Нас уже 8687 человек!
Добавлено: 30/12/2011 - 9 комментарий(ев) [ Комментарий ]
Категория: Жизнь
 

 

17-тилетний студент Холден Колфилд -главный герой повести Сэлинджера "Над пропастью во ржи" (известный тем, что одним из первых в (задокументированной) истории надел бейсболку козырьком назад) облажался перед таксистом, спросив у того, куда деваются утки, когда пруд 
замерзает. Этот милый, но непростой вопрос, в котором сквозит взволнованность о наших меньших братьях, вызвал отлик в сердцах многих читателей- сверстников первокурсника, а также выжал не одну слезу из глаз седеющих отцов еще с самого начала 60-х годов прошлого века.

И вот полвека спустя, получив очередную редактуру процедур и инструкций процессов реинжиниринга... моя шефиня, вместо того чтобы отослать правку дальше мне, вдруг сказала: "А фиг с ней" и послала мне вместо нее свой стишок "периода Уток" - так она окрестила (памятуя о герое Селинджера) этот отрезок жизни вступающей во взрослость, когда с оглядкой на всю свою незрелость, все же хватает отваги задавать столь откровенные вопросы, как о зимовье уток, совершенно незнакомым людям. Так с шефиней мы обнаружили, что своим багажом периода Уток оказывается вполне можно делиться. И мы уже вошли в тот возраст, когда это делать не стыдно.

Поэтому, не стыдясь перед всей бдсм-ной компанией, выкладываю свой кусочек творчества периода уток, высланный в свое время в ответ шефине на ее утковый креатив.


Я конечно отдаю себе отчет в том, что с секс-экономической точки зрения (см мой др. блог) негоже спекулировать активами периодов, баланс которых был уже давно подведен. 
Но когда я перечитываю, меня все же так подкупает то, что в этом сочинении так мало привкуса ванили. 

 



*** /без названия/

Я посмотрел в лужу,
пытаясь сыскать в ней пропащее
вечером прошлого дня
колкое чувство щемящее.

Впрочем, взглянув на улицу,
в надежде забыть в ней вчерашнее,
вместо придурка, услужливо
в лужу глаза отводящего,
я обнаружил запруженное
море страсти томящееся.

Кеды промокли,
увязли шнурки
в бурно сочащейся жиже.
Наклонимся ниже -
и брызжа -
уличной скверной себя заклеймим,
вновь зачерпнем, и опять окропим
брюхо страсти крюками невнятными,
чтобы нам не прослыть аккуратными,
кратными долгу или десяти,
опрятными или запятнанными,
всем без разбору вокруг
бескорыстно себя раздающими,
рвущими руки из рук,
незаслуженно сущими,
длящимися из веков,
на небо и в лужу смотрящими
или мочащимися

Звуки заглохнут в словах,
непроснувшихся вящими,
впрочем, еще не успевшими даже уснуть.

Кеды на шею закинуть,
шнурки затянуть -
и не быть настоящими