Нас уже 8685 человек!
Добавлено: 11/1/2013 - 29 комментарий(ев) [ Комментарий ]
Категория: BDSM
 

 «Свобода есть прежде всего право на неравенство. 

Равенство есть прежде всего посягательство на свободу, 

ограничение свободы».  

Н. Бердяев


Размышляя о лозунге «свобода, равенство, братство» Н. Бердяев приходит к парадоксальному выводу о свободе, как праве на неравенство. Этот вывод легко можно соотнести с БДСМ – отношениями, и с присущими таким отношениям индивидуализмом и правом выбора.


Основной тезис, который мне хотелось бы обосновать заключается в следующем: неравенство и неравноправие – основа и цель практически всех форм БДСМ – отношений, прямо вытекают  из наиболее верного определения БДСМа, как отношений, основанных на передаче прав.

В согласованном праве на неравенство проявляется индивидуализм и свобода людей, практикующих БДСМ.

 

Что понимается, когда говорится о неравноправии?

Определив БДСМ - отношения, как отношения, основанные на передаче прав от нижнего к Верхнему, мы можем поговорить о неравноправии. Неравноправие в БДСМе: в чем оно заключается и в чем проявляется?

По всей видимости, неравноправие в БДСМе носит атрибутивный характер. Неравенство, которое существует между Верхним и нижним, не может быть абсолютным в силу права нижнего эти отношения прекратить. 

Атрибутивность неравенства  проявляется также в том, что нижний стремится к такого рода отношениям, подобная передача прав для него желанна, права, которые он передает, для него избыточны: устал он, бедолага, заковывать сам себя в наручники и хлестать сам себя плеткой.

Напротив, права, которые принимает на себя Верхний, налагают на него ответственность за нижнего, причем эта ответственность, которая, по сути является для него обязанностью, может быть не менее желанна, чем право ударить нижнего. Все это и позволяет говорить о том, что неравноправие или неравенство между Верхним и нижним носит если не игровой, то уж точно не абсолютный, скорее, атрибутивный характер.

 

В чем проявляется неравноправие?

Тут все просто, Он Верхний, я нижний. У него стек, на мне ошейник. У него есть право меня ударить, за это я могу ему поскулить. Мы не равноправны и в этом весь смысл. Попробуйте вмешаться, к примеру, вручив мне стек, чтобы уравнять в правах с Верхним и будьте уверены: я передам его Верхнему, восстановив внутрипарную гармонию.

 

Неравноправие – фиктивно или реально?

Говоря об атрибутивности равноправия, я намеренно не говорю о его фиктивности. Эти вопросы вторичны. Дело в том, что для того, чтобы признать отношения по-настоящему неравноправными, важнее не механизм прекращения этих отношений (одно только наличие права сказать «стоп» позволяет говорить об игре), а серьезность, с которой стороны воспринимают свой статус.

К примеру, Мишель Уэльбек в «Возможности острова» пишет следующее: «для шахматиста, и для по-настоящему погруженного участника ролевой игры фиктивное игровое пространство — вещь во всех отношениях серьёзная, можно даже сказать, что для него ничего другого и не существует, по крайней мере на время игры». Более того, все мировые религии начинались с небольших групп, вовлеченных в фиктивное пространство, которое потом, с учетом изменившихся масштабов, становилось  вполне себе реальным.

Итак, к созданному нами пусть фиктивному, пусть игровому пространству мы можем относиться очень серьезно, другого порядка для нас не существует, а значит, неравноправие присутствует фактически.

 

Вместо заключения

Согласно Ульбэку, современный человек находится в состоянии нарциссической  борьбы, победителей в которой не будет.  Следствием этой борьбы будет смерть любви и отношений, сама же борьба  «продлится до тех пор, пока не исчезнут добровольные жертвы». В этой связи, Тематические пары с заранее определенными ролями менее подвержены этой борьбе, а значит, более конкурентоспособны.

 В какой-то степени добровольное неравенство следует расценивать как эволюцию человеческих отношений. Как просто было бы жить в дивном новом мире, состоящем из Верхних и нижних. В мире по-настоящему свободном, потому что «свобода есть прежде всего право на неравенство».